Анахсор

сайт Фавна

Баннер сайта

Смерть - жребий или выбор?

Lucytara

1.Момент смерти

Смерть очень часто связывают с такими понятиями как "рок", "судьба", "жребий", "неизбежность". Все пройдет, все тленно, всех ожидает один исход. И если в корне этого утверждения есть рациональное зерно, то распространенные логические построения, которые на нем базируются, не всегда правильны.


Например, когда речь идет о моменте смерти - многие философские и эзотерические концепции рассматривают его как нечто фиксированное. "Настал его час", "от Смерти не убежишь", и т.п. Рассуждая о "заложных" покойниках - неупокоенных душах - часто говорят "умер не в свой срок" - приводя это как одну из возможных причин неупокоенности. Также, в качестве иллюстрации того, что момент смерти предначертан заранее, звучат истории о просветленных людях, знающих дату собственной кончины, а то и сознательно развоплощающихся в "определенный день и час".


Разумеется, я оговорюсь, что все подобные размышления ведутся не sub specie aeternitatis, а в рамках пространственно-временной системы координат мира живых. Это понятно. Тем не менее, анализируя философский постулат фиксированного момента смерти, невольно задаешься двумя вопросами. Первый: если все действительно "записано на звездах", то как вообще, согласно такой концепции, возможно умереть раньше назначенного срока? Налицо логическая неувязка, которая провоцирует второй вопрос: а существует ли вообще этот самый назначенный срок?


В мифологии, как правило, персонификации Судьбы и Рока, мойр, прядущих нити жизни, и т.п., относятся к уже достаточно цивилизованным культурам. Но если копнуть глубже - можно обнаружить и противоположные взгляды на то, как именно должно Смерти обрывать Жизнь.

2.Охотник на людей

Не так давно мне довелось столкнуться с описанием любопытного персонажа из фольклора индейцев Северной Америки. Его имя вендиго - это разновидность демона (в том смысле, в котором понимали слово "демон" древние греки - природный дух, по сути близкий к герметическому элементалю стихии Земля) - существо-оборотень, живущее в лесу и пожирающее человеческую плоть.


Немного почитав о его характеристиках и особенностях - порождение чащи с необузданным нравом, способностью к изменению облика, часто с шерстью, когтями и оленьими рогами - я без труда отнесла его к более общему архетипу, который условно назову здесь Хозяином Леса. Среди божеств, соответствующих ему, к примеру, Пан и Сильван, а ближе всего непосредственно к образу вендиго находится кельто-европейский Цернунн.


К слову, низведение богов до ранга демонов - явление в мифологии, религии и магии нередкое - так произошло, например, с финикийской Астартой, которая к эпохе Средневековья преобразилась в европейской магической традиции в демона Астарота, персонифицирующего темные силы планеты Венера.


Тем не менее, возвращаясь к архетипу Хозяина Леса, следует прояснить ряд моментов. Каннибализм вендиго естествен и понятен - он демон, который паразитирует на энергии, получаемой из человеческой плоти - а наличествует ли подобная черта у архетипической ипостаси более высокого уровня - у божества, Цернунна? Безусловно да. Одно из прозвищ этого бога - Герне Охотник.


Но если Цернунн - отец, покровитель и защитник леса и всех тварей в нем сущих, то убивать животных ради забавы или спорта он, конечно же, не может. Возникает вопрос: на кого же, в таком случае, охотится Герне? Ответ очевиден. Именно поэтому Хозяин Леса занимал одно из центральных мест в пантеоне древнего человека - не только как персонификация природных сил, дающих жизнь - но и жизнь отнимающих.


На первый взгляд, факт каннибализма все же выглядит странным - зачем божеству, совершенному индивиду, пожирать свои творения? Но тут все просто: в большинстве мифов такого рода каннибализм символизирует преобразование, перерождение и трансформацию - т.е. этап посмертного путешествия души. Достаточно вспомнить людоедские наклонности Бабы Яги из русских народных сказок, за образом которой, как доказано, скрывается славянская богиня смерти Марена. Впрочем, архетип Яги - более древний, и, в отличие от Мары-Марены, она, как и Герне Охотник, имеет прочную связь с лесом. В мифах классической космогонии Яга варит в котле человеческую плоть, отделяя мясо от костей и помогая душе очиститься, освободиться и продолжить свой Путь.


Итак, из фольклора известно, что Цернунн носит титул короля Нижнего, Загробного мира - исходя из вышесказанного, логично предположить, что он также является и богом Смерти - смерти, как активного процесса, а не только как состояния. Это не удивительно и вполне ожидаемо.


Однако, в ипостаси Охотника за людьми кроется гораздо больше важного смысла, чем кажется на первый взгляд, и каннибализм как символ слияния и перерождения, далеко не главная символическая нагрузка этого образа. Поедание плоти - это финал и кульминация, но не менее важен сам процесс - охота.

3.Дикая Охота и Контракт со Смертью

От традиционного Ангела Смерти - персонажа, прерывающего жизнь в назначенный срок, Охотник за людьми отличается кардинально. Мрачный Жнец является в определенный момент - когда мойра неумолимо перерезает нить жизни, когда падает на дно часов последняя песчинка - он приходит вне зависимости от твоего желания, намерения, твоей воли. Вне зависимости от уровня твоей бдительности, мудрости, силы и ловкости.


Концепция, прямо скажем, не слишком обнадеживающая и мотивирующая к саморазвитию. Посудите сами: какой смысл к чему-то стремиться, чего-то добиваться в жизни, если ты ничего не можешь изменить, всех ждет один исход, и перед лицом Смерти, как часто говорят, все равны? Не лучше ли тогда бездумно потреблять блага и наслаждаться жизнью - пока она есть? Этот подход - плод более поздних цивилизаций, уловка рабской психологии, которая прививалась толпе, чтобы легче было управлять ею.


Охота - совершенно другое дело. Это - азартная игра, в которой силы равны, и никто не знает, когда именно наступит развязка и какой она будет - исход в равной степени зависит от обоих участников процесса.


Смерть в ипостаси Охотника на людей - ценит и уважает "противника" как равного, вожделеет и желает свою добычу без злобы или равнодушия, но с любовью. Это - Смерть, которая помогает нам ценить жизнь и ее дары, понять, чего можно достичь, если развиваться в гармонии с природными циклами и постоянно раскрывать свой потенциал. Это Смерть, которая прививает нам истинную любовь к Жизни и учит нас жить. Быть сильными, мудрыми, ловкими - чтобы успешно одурачить Охотника, укрыться от внимательных глаз в лесной чаще, удержаться на мускулах рук на краю пропасти, бодрствовать, когда опасность близко и не обмануться добротой того, кто прячет за спиною нож. Она учит нас выживать - потому что иначе мы умрем. И до тех пор, пока человеку удается не уступать Богу - Охотник остается ни с чем.


Это - честная Смерть, диалог с которой построен на приязни и взаимоуважении. Из более-менее современных нам мифических образов данной концепции соответствует индуистский бог смерти Яма, рыщущий в поисках добычи и выдергивающий из человека душу при помощи петли. В тантрической традиции тексты совершенно ясно дают понять, что от Ямы вполне реально спрятаться....и убежать.


Именно такой на заре человечества видели Смерть индейцы-шаманы, впоследствии расселившиеся по северной части Евразии, и отголоски верований которых частично укоренились в архаической скандинавской мифологии - например, в широко известной традиции Дикой Охоты - охоты за душами людей. Она гораздо древнее как религиозной системы Асатру, так и самого бога Одина.


Хозяина Леса скандинавы знают как Улля - божество, сведений о котором сохранилось крайне мало. Улль (норвежск. "сияющий") или Вульдор (англосакс. "сверкание") - переменчивый, как северное сияние, бог-охотник с луком и стрелами и, в то же время, король Загробного мира. А это значит, что его стрелы всегда попадают в человеческое сердце, освобождая душу.


Подводя итог, можно заключить, что никакого "срока смерти" и "назначенного часа" в пространственно-временной ткани мира живых нет и в помине. Все зависит лишь от того, насколько долго у вас получится убегать от Охотника - и захотите ли вы вообще от него убегать. Все зависит только от вас. От вашего умения, сил, хитрости, выносливости, мудрости. Везения. Любви...


Неизбежно только одно - рано или поздно стрела Охотника на людей вас настигнет. Может быть, даже не потому, что вам не хватило ловкости уклониться от нее. А, в первую очередь, потому, что когда-то давным-давно вы заключили с Охотником контракт и скрепили его кровью - кровью своего рождения на свет.